Михаил Грачёв (mp_gratchev) wrote in dia_logic,
Михаил Грачёв
mp_gratchev
dia_logic

Category:

Кондаков Н.И.: Диалектическая логика - термин, введенный Гегелем

(Библиотечный зал сообщества 'Dialectical Logic')
 
 

Диалектическая логика
(Логический словарь)


(Источник: Кондаков Н.И. (1975) Логический словарь-справочник / изд. 2-е испр. и доп., Москва - С.145-147)

Д

ДИАЛЕКТИЧЕСКАЯ ЛОГИКА — философский термин, введенный немецким философом Гегелем в начале XIX в., которым он, в прямую противоположность искаженно истолкованной им формальной логике, назвал свое идеалистическое учение о законах развития всех «природных и духовных вещей». Он правильно заметил один из пороков современных ему философских теорий, заключающийся в том, что законы и формы мышления рассматривались метафизически, как нечто извечно данное и неизменное. Действительно, развитие естествознания, обусловленное прогрессом промышленного производства, показало, что метафизика с ее принципами абсолютного тождества (вещь всегда равна самой себе; ни одна вещь не может стать другой вещью и т. п.), отрицания связей вещей и их развития, борьбы внутренних противоречий не может проникнуть в глубь вещей, познать закономерности развития объективного мира. Метафизический метод познания, по выражению Ф. Энгельса, пригоден лишь в условиях «домашнего обихода». Когда же человеку приходится иметь дело с мыслями, отражающими вещи в движении, в развитии, во взаимосвязи и взаимодействии, в борьбе противоречий,— тогда метафизика оказывается непригодным методом. Изучение мыслей в движении, в развитии, в изменении возможно только с позиций диалектики.

Но Гегель, вместо того чтобы обстоятельно подвергнуть критике метафизические философские системы, направил свои удары против формальной логики, которая, кстати сказать, никогда не ставила своей целью и не считала своим предметом возникновение, становление и развитие мышления, правильно считая, что — это компетенция теории познания. Формальная логика — наука о законах выводного знания, т. е. о законах получения новых истинных знаний логическим путем из других истинных знаний, не прибегая в каждом конкретном случае к опыту и к истории генезиса мышления.

Не поняв этого, Гегель исключил формальную логику, законами и правилами которой люди пользуются с того дня, как возникло человеческое мышление, которые в зачаточном виде присущи процессам отражения, происходящим в мозгу животных, и по которым функционируют ныне созданные человеком современные электронно-вычислительные машины, из числа наук и свел ее к бессодержательной метафизике. Бездоказательно обвинив формальную логику в том, что она занимается всего лишь каким-то «внешним материалом» [12, стр. 6], что ее предметом является «мертвенное содержание» [12, стр. 31], а законы и правила «очень пусты и тривиальны» [12, стр. 31], Гегель начал поносить ее, не стесняясь в выборе выражений: «здравый разум... насмехается над нею» [12, стр. 14], ей «давно пора полностью сойти со сцены» [12, стр. 20], она «сделалась предметом презрения» [12, стр. 30], законы и правила ее «немногим лучше, чем перебирание палочек неравной длины» [12, стр. 31] и что вообще в ней нет «даже предчувствия научного метода» [12, стр. 32] и т. п.

Как нетрудно заметить, взрыв такого недовольства формальной логикой объясняется не только непониманием предмета этой науки, но и идеалистической позицией Гегеля. Ему претило в формальной логике то, что ей строго следовали материалисты старого и нового времени, что она придерживается учения, по которому «дефиниции содержат в себе не определения, находящиеся лишь в познающем субъекте, а определения предметов, составляющие его наисущественнейшую, наисобственнейшую природу», что в основании употребления ею форм понятия, суждения, умозаключения и т. д. лежит предпосылка, по которой «они суть формы не только самосознательного мышления, но и предметного смысла» [12, стр. 29].

Поставив перед собой задачу «оживотворить» духом «мертвые кости логики» [12, стр. 32], Гегель противопоставил формальной логике свою диалектическую логику, как «систему чистого разума, как царство чистой мысли» [12, стр. 28], как «царство теней, мир простых сущностей, освобожденных от всякой чувственной конкретности» [12, стр. 39]. Причем развитая им, Гегелем, логика была, как показывает изучение его работ, не логикой в принятом испокон веков значении этого слова, не общечеловеческой наукой о законах и правилах выводного знания, а философская, следовательно, в конечном счете, в классовом обществе классовая, партийная наука о законах возникновения, развития и изменения природы, общества и мышления, исходящая из объективно-идеалистической позиции. Предметом диалектической логики, по Гегелю, является то, как абсолютная идея, составляющая основу всей действительности, сама развертывает свои моменты как присущие ей самой категории. Предпосылкой этой логики он избирает в корне ложный, идеалистический принцип тождества мышления и бытия, причем логическое признается первичным по отношению к историческому.

Правда, вопреки идеалистической системе Гегель достиг в философском учении о возникновении, развитии и изменении мышления замечательных успехов. В развитии категорий он «угадал» диалектику вещей. Логические категории, говорил немецкий философ, надо рассматривать как всесторонне связанные, становящиеся, переходящие друг в друга, исчезающие друг в друге. Источником развития и взаимопереходов категорий является диалектическое противоречие, которое Гегель называл корнем всякого движения и жизненности. Нечто, подчеркивал он, движется, обладает импульсом и деятельностью, «лишь поскольку... имеет в самом себе противоречие». Хотя сам он не был последователен и пришел к выводу о необходимости примирения, нейтрализации противоречия, что означало, по словам Маркса, его капитуляцию перед действительностью.

Гегель глубоко поставил ряд важных вопросов: о роли практики в процессе познания, о диалектической связи общего, особенного и единичного, о разработке новых классификаций суждений и умозаключений и т. д. Как известно, В. И. Ленин главным приобретением философии Гегеля считал диалектику, т. е. «учение о развитии в его наиболее полном, глубоком и свободном от односторонности виде, учение об относительности человеческого знания, дающего нам отражение вечно развивающейся материи» [722, стр. 43—44].
Но диалектическая логика Гегеля — это, повторяем, не логика в общепринятом значении этого слова, а философское учение о мышлении, и не только о мышлении, но и о природе и обществе. Как известно, К. Маркс никогда не употреблял термин «диалектическая логика». Во всех случаях, когда он говорил о логичности или нелогичности рассуждений того или иного мыслителя, он соответственно связывал это с соблюдением или нарушением законов формальной логики.

Основоположники марксизма понимали под логикой общечеловеческие законы последовательного, непротиворечивого и обоснованного мышления. Так, характеризуя именно непоследовательность, формальную противоречивость и необоснованность рассуждений Прудона, К. Маркс и Ф. Энгельс писали, что его слова «обнаруживают характерный недостаток логики» [619, стр. 23]. Критикуя «истинных социалистов», допускавших «логические промахи», К. Маркс и Ф. Энгельс отмечают их «погрешности против формальной логики» [157, стр. 486]. Когда К. Маркс указывал на нелогичность умозаключений тех или иных авторов, он почти во всех случаях прежде всего обращал внимание на нарушения формально-логического закона противоречия. Можно привести в связи с этим десятки примеров: прусская цензурная инструкция «сама себе противоречит» [566, стр. 9]; «критическая критика» Бауэра и др. впадает «в противоречие с самой собой» [619, стр. 178]; буржуазные политико-экономы «не могут высказать ни одного положения, не противореча самим себе» [772, стр. 334]; Милль «сам запутывается в противоречиях» [772, стр. 82]; Смит, говоря об основах деления капитала, «вступает в противоречие с тем, с чего он несколькими строками раньше начал все исследование [765, стр. 217] и т. д. Можно привести также десятки примеров того, как К. Маркс, критикуя нелогичные рассуждения своих оппонентов, указывал на нарушения других законов формальной логики, ее правил определения понятия и др.

Ф. Энгельс ни в одной из опубликованных при его жизни книг также не употребляет термин «диалектическая логика». Так, определяя место диалектического материализма в системе наук, Ф. Энгельс писал в «Анти-Дюринге», что «из всей прежней философии самостоятельное существование сохраняет еще учение о мышлении и его законах — формальная логика и диалектика. Все остальное входит в положительную науку о природе и истории» [22, стр. 25]. Формальную логику он еще не считал наукой, отпочковавшейся от философии (отпочкование произойдет позже), но и диалектику он не расчленял на диалектическую логику, диалектику и теорию познания. Через несколько страниц в «Анти-Дюринге» Энгельс называет формальную логику просто логикой, которая, наряду с диалектикой, изучает законы человеческого мышления.

Термин «диалектическая логика» встречается только один раз в черновых записях Ф. Энгельса, а именно в неопубликованном при его жизни конспекте 171-го параграфа «Энциклопедии философских наук» Гегеля. Внимание Энгельса привлекло следующее место в этом параграфе: «Различные виды суждения должны рассматриваться не как стоящие рядом друг с другом, не как обладающие одинаковой ценностью, а, наоборот, как последовательный ряд ступеней, и различие между ними зависит от логического значения предиката» [162, стр. 278]. И Энгельс своими словами следующим образом пересказывает это место из параграфа и другие мысли Гегеля из § 171 «Энциклопедии философских наук».«Диалектическая логика, в противоположность старой, чисто формальной логике, не довольствуется том, чтобы перечислить и без всякой связи поставить рядом друг возле друга формы движения мышления, т. е. различные формы суждений и умозаключений. Она, наоборот, выводит эти формы одну из другой, устанавливает между ними отношение субординации, а не координации, она развивает более высокие формы из нижестоящих» [16, стр. 538].
Совершенно ясно, что термин «диалектическая логика» в данном случае Энгельс отнес к логике Гегеля. Ведь Энгельс никогда, в отличие от Гегеля, не говорил о «противоположности» диалектики и формальной логики, а, наоборот, подчеркивал их тесное взаимодействие в изучении законов мышления. Так, отметив тот факт, что диалектическое мышление, в отличие от рассудочного «имеет своей предпосылкой исследование природы самих понятий» [16, стр. 537—538], и то, что возможно только для человека на сравнительно высокой ступени развития (буддисты и греки) и достигает своего полного развития только значительно позже, в новейшей философии, Ф. Энгельс пишет: «несмотря на это колоссальные результаты уже у греков, задолго предвосхитившие исследование» [16, стр. 538]. Но ведь буддисты и греки знали только формальную логику. Ни в одном из своих трудов Энгельс не упрекнул формальную логику в том, что она только перечисляет и ставит формы движения мышления рядом друг с другом без всякой связи, не выводит формы одну из другой и ограничивается одной лишь координацией. Наоборот, он говорил, что формальная логика «представляет собой прежде всего метод для отыскания новых результатов, для перехода от известного к неизвестному...» [22, стр. 138]. А наука, которая помогает отыскать новые результаты и переходить от известного к неизвестному, не может быть метафизической, т. о. такой, в которой формы мышления застойны и неподвижны. Свести формальную логику к мертвой метафизике мог только идеалист Гегель. Характеризуя отношение материалистической диалектики к формальной логике, Ф. Энгельс совершенно ясно сказал, что материалистическая диалектика есть «то же самое, только в гораздо более высоком смысле...» [22, стр. 138]. Значит, отношение материалистической диалектики к формальной логике — это не отношение диалектики к метафизике, ибо диалектика и метафизика не могут быть «тем же самым».

В. И. Ленин всегда отождествлял учение о диалектических законах мышления с диалектикой и теорией познания. Не случайно в своих самых фундаментальных трудах по философии — в «Материализме и эмпириокритицизме» и в «Философских тетрадях» — он не употребляет термин «диалектическая логика». В конспекте «План диалектики (логики) Гегеля» Ленин пишет: «Если Магх не оставил „Логики" (с большой буквы), то он оставил логику „Капитала", и это следовало бы сугубо использовать по данному вопросу. В „Капитале" применена к одной пауке логика, диалектика и теория познания [не надо 3-х слов: это одно и то же] материализма, взявшего все ценное у Гегеля и двинувшего сие ценное вперед» [14, стр. 301]. Ясно, что под логикой в данном случае Ленин понимал диалектику мышления, а диалектика, пишет Ленин в фрагменте «К вопросу о диалектике», «есть теория познания (Гегеля и) марксизма...» [14, стр. 321].

Определение понятия «диалектическая логика» и свое понимание этого термина В. И. Ленин высказал только один раз, а именно в брошюре «Еще раз о профсоюзах, о текущем моменте и об ошибках тт. Троцкого и Бухарина». Но и здесь совершенно ясно В. И. Ленин раскрывает термин «диалектическая логика» как философское учение. Подвергнув критике схоластику, эклектику и метафизику в рассуждениях троцкистов и бухаринцев, Ленин так показал то новое, в чем диалектическая логика идет дальше в сравнении с метафизически истолкованной троцкистами и бухаринцами формальной логикой:«Чтобы действительно знать предмет, надо охватить, изучить все его стороны, все связи и «опосредствования». Мы никогда не достигнем этого полностью, но требование всесторонности предостережет нас от ошибок и от омертвения. Это во-1-х. Во-2-х, диалектическая логика требует, чтобы брать предмет в его развитии, «самодвижении» (как говорит иногда Гегель), изменении... В-З-х, вся человеческая практика должна войти в полное «определение» предмета и как критерий истины и как практический определитель связи предмета с тем, что нужно человеку. В-4-х, диалектическая логика учит, что «абстрактной истины нет, истина всегда конкретна»... » [144, стр. 290].Как легко понять, здесь Ленин сравнивает диалектическую) логику не с традиционной общечеловеческой логикой как это иногда пытаются представить некоторые философы, а со схоластикой, эклектикой, метафизикой, т. е. с консервативными, мертвыми, антиреволюционными философскими теориями, пытавшимися опираться на метафизически истолкованную формальную логику. Все черты «диалектической логики» (всесторонность изучения предмета, установление связей и «опосредствовании», учет развития, изменения и «самодвижения», включение в логику практики как критерия истины и пр.), которые Ленин перечисляет в своем труде, характеризуют не альтернативу традиционной логике, а диалектический процесс отражения внешнего мира в сознании человека, ход познания от незнания к знанию, прямо противоположный пониманию процесса познания метафизической, эклектической философией. А формальная логика — это не направление в философии. Формальная логика — это специальная наука.

(c) Кондаков Н.И. (1975) Логический словарь-справочник / изд. 2-е испр. и доп., Москва - С.145-147
  
Tags: Болдачев А.В., Гегель, Гегеля диалектическая логика, Клейн, Кондаков, дефиниция ДЛ, диалектическая логика, диалектической логики критика, диалектической логики термин, критики ДЛ, логики мертвые кости
Subscribe

Recent Posts from This Community

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 34 comments

Recent Posts from This Community