Михаил Грачёв (mp_gratchev) wrote in dia_logic,
Михаил Грачёв
mp_gratchev
dia_logic

Categories:

К осмыслению формальной и диалектической логики, разведя их по разным углам

(библиотечный зал сообщества 'Dialectical Logic')
 
 
Формальная и диалектическая логика имеют разные предметы. Первая крупная теоретическая работа, посвященная специально диалектической логике, была опубликована в 1898 году с целью критики марксизма. Речь идет о публикации Хаима Житловского "Материализм и диалектическая логика" ("Рус. богатство", 1898, No 6, 7; псевд. – Н. Г.; отд. изд. 1907).

Справка:

"Житловский Хаим Иосифович (1865–1943) – один из теоретиков партии эсеров и еврейского националистич. движения, выступавший в конце 19– нач. 20 вв. с критикой марксистской диалектики. С 1908 жил в США, сотрудничал в прогрессивных журналах; в последние годы жизни относился с симпатией к СССР.

[...] Признавая значение диалектики как учения о развитии, Житловский утверждал, что она несостоятельна как логика и теория познания. Он отрицал какое бы то ни было познавательное, методологическое значение диалектики, допустимость противоречия в понятии (рассматриваемое им исключительно как формально-логическая абстракция), возможность внутренних противоречий как источника движения.
На статью Житловского "Материализм и диалектическая логика" обратил внимание В. И. Ленин, считавший, что рассуждения Житловского "преинтересны – с отрицательной стороны" (см. Соч., т. 34, с. 5). Г. В. Плеханов в предисловии ко 2-му изд. работы Энгельса "Людвиг Фейербах..." (1905) показал, что доводы Житловского против диалектики ведут к отрицанию движения, к-рое только и может быть диалектическим, а также к отрицанию науч. теории познания, к-рая без диалектики невозможна (см. "Избр. филос. произв.", т. 3, 1957, с. 79, 81, 83–84, 697). Выступления Житловского критиковались также Я. Тышкой, В. Бонч-Бруевичем и др. марксистами" (Философская Энциклопедия. В 5-х т./том 2. — М.: Советская энциклопедия. Под редакцией Ф. В. Константинова. 1960—1970. - С.139).

На статью Житловского "Материализм и диалектическая логика" обратил внимание В. И. Ленин (ограничился кратким замечанием; от разбора существа статьи уклонился, сославшись на Плеханова).

Ниже привожу фрагмент журнальной статьи Х.И. Житловского:

Материализм и диалектическая логика


[автор: Х.И. Житловский]

[Оглавление:
1. Диалектика и логика.
2. "Тайна гегелевской диалектики".
3. Философские предпосылки диалектической логики у Маркса и Энгельса.
4. Критика формальной логики у Гегеля и Маркса.
5. "Мир как материя... и противоречие...".]

В последнее время в нашем обществе пробудился интерес к отвлеченным философским вопросам. Особенно посчастливилось при этом Гегелю и тем его ученикам (Марксу и Энгельсу), которые старались сочетать его его диалектику, охватывающую области логики, теории развития и методологии, с основами материалистической философии.

Бесспорно, объединение материализма с так называемой "логикой противоречий" (Widerspruchslogik) является попыткой чрезвычайно оригинальной. Но вряд ли в той же степени бесспорна научная прочность такого объединения. Нам кажется, что материализм и диалектическая логика суть элементы, которые в философском отношении могут считаться несовместимыми.
Доказательству этой мысли и посильному разбору самой диалектической логики на почве марксистского материализма мы и посвящаем нижеследующие страницы.

I.
Диалектика и логика.

Если диалектика, как учение о развитии, имеет ещё кое что общее с современными мировоззрениями, то она в своей логике сознательно идет в разрез не только с современными теориями и гипотезами этой науки, но и с тем, казалось бы, прочным приобретением ею, которое было установлено ещё Аристотелем и оправдывалось на каждом шагу, как в области теоретических и практических наук, так и в области повседневного житейского мышления. Мы говорим о законах тождества, законе противоречия и законе исключенного третьего, о тех верховных законах всякой логики, по которым каждый предмет равен самому себе, не противоречит самому себе и в одно и то же время [1] не может находиться в двух противоположных друг другу состояниях, не может в одно и то же время и существовать и не существовать.

Все эти три, логически тесно связанных, закона, как бы ни была мала их методологическая ценность для научного исследования, имеют ту, под час не лишнюю, заслугу, что указывают нам границы, с преступлением которых всякое правильное мышление делается невозможным. Но диалектический метод мышления, там, где он последовательно проводится, не мыслим без отрицания законов противоречия, а, стало быть, и двух других верховных законов логики. И мы это отрицание находим не только у Фихте, Шеллинга и Гегеля, которым такие вещи все-таки более или менее к лицу, но и у Маркса и Энгельса, прямо заявляющих, что "каждая вещь [2] и существует, и не существует в одно и то же время" (Alles ist und ist auch nicht. AD. p.5).

Именно благодаря нарушению этого основного закона нашего мышления, диалектика навлекла на себя такую массу нападок со стороны почти всех тех мыслителей не гегелевского лагеря, которые останавливались на гегелевской философии. Имена Шопенгауэра, Ланге, Тренделенбурга, Ульрици, Экспера, Э. ф. Гартмана, Дюринга и пр., показывают, с каким единодушием философы различнейших направлений протестуют против диалектической логики. Эта же сторона диалектического метода мышления должна была привести к тому, чтобы между приверженцами и противниками его были, так сказать, прерваны всякие философские сношения. После заявлений диалектиков, самым серьезным образом утверждающих, что "всё существует и не существует", не диалектиками, на первый взгляд, пожалуй, ничего не оставалось делать, как только махнуть на них рукой, как на сумасшедших маньяков, нисколько не смущаясь тем, что к числу этих "маньяков" одно время принадлежала вся передовая мыслящая Германия.

Таков по крайней мере вывод, к которому приходишь, читая горькие сетования Эдуарда фон Гартмана на приверженцев диалектического мышления в его, между прочим, очень хорошей книге: "Die dialektische Methode".
«Общее согласие относительно господства закона противоречия, - говорит Гартман, - вот тот минимум общей почвы, без которой никакие споры не мыслимы. Но над этим предрассудком, выросшим на почве формальной логики, диалектик только насмехается. Нет, поэтому, никакой возможности спорить с ним. Диалектик не пугается даже абсолютно невозможного: говорит же Гегель, что всё невозможно ("Alles its ein Unmögliches" IV. 203).

И если вы поставите перед ним решительную альтернативу, диалектик перепрыгивает вашу сеть замечанием, что истина не может заключаться в одном суждении, что диалектика не признает формулы "либо либо", потому что для неё и закон исключенного третьего давно брошенный баласт" (Hartmann, Die dial. Methode, 1869, p. 39)».
Отсюда вытекает, что
"настоящего диалектика никаким образом нельзя в его сознании довести до абсурда; ибо там, где для всех людей начинается абсурд, - именно с областью противоречий, - для диалектика лишь начинается область премудрости. Но апрашивается, есть ли какое-либо другое средство доказать ложность какого-нибудь утверждения, коме как приведением его к абсурду, делая из него такие выводы, ил представляя это утверждение в таком виде, что результатом его неприменно является противоречие?

Только диалектик делает исключение из этого общего правила. Для него, наоборот, пробный камень ложного, это - отсутствие противоречия, а всеобщий формальный критерий истины ежит в единстве противоречия с тождеством, в тождественности противоречивых положений и понятий.

Мы вовсе не хотим этим сказать, что всякое противоречие, а стало быть всякий вздор и бессмыслица признавались бы диалектиком за истину; однако - одно несомненно, что его критерий истины не идет дальше требования противоречий. А для того, чтобы разобраться в том, составляет ли какое-либо противоречие истину или чушь, - на это у диалектика нет формального критерия".
Конечно, последний упрек Гартмана, книга которого вышла задолго до появления работы Энгельса о Дюринге, не может касаться Маркса и его методологии. Отказавшись, по крайней мере, в принципе, от всех априорных конструкций, Маркс может признавать критерием саму действительность, и то противоречие будет истиной, которое на самом деле имеет место в действительности.

Для такого критерия необходимы глаза да уши, да точные приемы индуктивного исследования, при единственном условии - не бояться противоречий, а, наоборот, ежечасно их ожидать.

Можно ли согласиться даже и на такую постановку диалектического метода и остались ли ей верны сами Маркс и Энгельс, - все эти вопросы касаются диалектической методологии и, стало быть, выходят из пределов настоящей статьи, посвященной специально диалектической логике.

Дослушаем, поэтому, жалобы Гартмана.
"Помощью обыкновенных логических доказательств", продолжает он, "никак не справишься с диалектиком". К этому надо ещё прибавить текучесть его понятий. Ибо другое неприменное условие всякого спора состоит в том, чтобы оставаться при раз принятом определении, и если говорить об А, так уж и думать об А, а не о Б.

Но для диалектика основное свойство А заключается в том, чтобы быть в то же время и Б. И только что вы убедились, положим, что нанесли противнику поражение относительно А, как уже оказывается, что он давно ускользнул от вас к Б... Вполне уяснить это отношение черезвычайно важно.

Не диалектику хочется, понятоно, и на своем диалектическом противнике испробовать свои обыденные приемы критики, и потому ему кажется удивительным, что он ни на волос не продвигается вперед [...]
[...]
Н.Г. (Х.И. Житловский)


_______________
1 "Стало быть, речь идет у него (Дюринга) о принципах, выведенных из мышления, а не из внешнего мира, о формальных принципах, которые должны применяться к природе и человечеству, с которыми должны, следовательно, сообразоваться природа и человек" (Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., 2 изд., т. 20, С. 33.).

2 "Принцип тождества в старо-метафизическом смысле есть основной принцип старого мировоззрения: а = а. Каждая вещь равна самой себе. Все считалось постоянным — солнечная система, звезды, организмы. Естествознание опровергло этот принцип в каждом отдельном случае, шаг за шагом; но в области теории он все еще продолжает существовать, и приверженцы старого все еще противопоставляют его новому: «вещь не может быть одновременно сама собой и другой»" (там же, С. 530).

Источник: © Житловский Х.И. Материализм и диалектическая логика - журнал Русское богатство, №№ 6,7. - 1898 год http://dia-logic.livejournal.com/178316.html

  
Tags: Антонович, Житловский, диалектическая логика, метафизическая логика
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments